00:57 

Swallow1401
26.10.2012 в 00:00
Пишет Житель палаты:

Название: Гера-12
Автор: Житель палаты
Бета: нет (но очень хочу)
Фендом: Supernatural (РПС)
Пейринг: ДЖ2
Размер: ~13 000
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс, юмор, космоАУ
Дисклеймер: всё не моё, и даже Саргас принадлежит созвездию Скорпиона
Саммари: написано по заявке 2.26 Джаредотопного феста =)
Выпускника космо-академии Дженсена отправляют проходить преддипломную практику на орбитальную станцию (другую планету), где он встречает такого же "преддипломника" – инорасника Джареда (с рожками, хвостом, прочими прибамбасами). Пусть будет ярко выраженное взаимное влечение, куча сложностей из-за различия рас, множество препятствий и ХЭ.



У них вышло не очень удачное знакомство.

Дженсен снял очки, хотя этого и не рекомендовалось делать в первое время на орбитальной станции «Гера-12». Правилами предписывалось три дня не расставаться с очками в общественных местах, читать все комментарии к инорасникам, всплывающие в мониторах встроенных в линзы и избегать всех с красной пометкой.

Первые полчаса было непривычно, как и любому человеку двадцать третьего века, внезапно оставшемуся без очков в незнакомом месте, но Дженсен решил, что со стандартным словарем, встроенным в сетчатку и базовым сканером уж до каюты-то дойдет без приключений. А там быстренько починит в репликаторе.

Оказалось – нет. Без приключений нельзя.

Он как раз на хорошей скорости заворачивал в коридор, ведущий в ученический отсек корабля, залюбовавшись лишь на секунду перрианкой, шедшей по центру отсека в одеждах своего народа, скрывавших толком лишь лицо тяжелыми парчовыми складками странно пошитой то ли шляпки, то ли никаба. Слово, подсказанное Дженсену словарем, давалось без разъяснений, но чисто интуитивно он записал его к женским головным уборам. Органза же, из которой, казалось, было пошито даже её нижнее белье, которое так же хорошо проглядывалось, как и то, что оно должно было теоретически закрывать, легким покрывалом окутывала фигуру инорасницы. Зрелище даже показалось бы Дженсену эротичным, если бы его не коробил вид почти прозрачной кожи перрианцев, открывавший ещё большую возможность смотреть «вглубь» собеседника.

Дженсен как раз оторвал взгляд от мышечной массы разве что не в разрезе, чтобы посмотреть куда идет и именно в этот момент наступил на хвост мирно стоящего за углом парня. И если бы не шипение, с которым тот отдернул пострадавшую конечность, то выдал бы фразу типа «Нашел, где стоять!», но инстинкт самосохранения наконец-то включился и Дженсен выдал безобидное:

- Простите! Я вас не заметил! – Дженсен даже уважительного тона прибавил, так как ему показалось, что возраст он определил крайне не правильно.

Закутанный в белую тряпку так, что были видны только глаза и лоб, инорасник помялся, посмотрел за спину Дженсена как-то удивленно, окинул его самого изучающим взглядом еще раз и, наконец, буркнул:

- Ничего.

Дженсен успел разглядеть не много, пока странный парень не спешил с ответом. Он все же решил, что незнакомец молод, больно чистым был его голос, а лоб украшала только складка между бровей совершенно не схожая с возрастной. Он даже подумал, что она такой же признак вида, как и уходящие от каждой брови к кромке волос рожки. По три с обеих сторон лба. Дженсен осознал, что пялится слишком поздно.

- Ну, давай, только что-нибудь новое, - слегка раздраженно бросил парень.

- Э… - глубокомысленно протянул Дженсен, все же решив, что пока он не починил очки, приставать к обитателям станции и удовлетворять свое любопытство не стоит. Нужно вообще опустить голову пониже, еще раз извиниться перед этим субъектом и валить на предельной скорости к собственной каюте. Но прежде надо было выдавить из себя это самое извинение. – Понятия не имею, о чем ты говоришь, парень, но я извиняюсь, если отдавил тебе не только хвост. Бывай.

Быстро сказав все, что хотел, он обогнул инорасника и уже намылился быстро свалить, когда тот каким-то невероятно быстрым и ловким движением снова встал у него на пути.

- Прости-прости, не хотел грубить. Я просто вернулся из увольнительной, у меня тетке хвост удалили, какая-то хитро расположенная опухоль, а у нас это как у перианцев затемнение кожи, когда мышцы становятся не видны. В общем, тетка переживала, что теперь и на улицу не покажешься, хотя лично я её не понимаю, все равно у нас все ходят, как я сейчас одет. Ну не будет её хвост торчать, ну и что, но она же женщина, кто их поймет. Нервный стресс, все такое, в общем, угодила в больницу, а моя мама, - парень перескакивал, чуть запинался, улыбался и не давал Дженсену вставить ни слова, но стоило ему перейти на следующего родственника, как его слушатель все же отошел от первого шока и сделал единственное, что пришло в голову. Приложил собственную ладонь к его губам.

- Привет. Меня зовут Дженсен, а как тебя? – Спокойно, насколько мог, учитывая, что его разрывало между желаниями уржаться и сбежать куда подальше от надоедливого незнакомца, проговорил Дженсен. То, как округлились глаза инорасника, все же склонило его к первому варианту, и он позволил себе хмыкнуть, прежде чем продолжить. – И как только я уберу руку, я хочу услышать только имя и никаких подробностей о твоей семье. Знаешь, это как бы… личное. Не на первых минутах знакомства же.

Дженсен отнял руку от губ незнакомца одним резким движением и предпочел не заметить, как инорасник слегка потянулся за ней, словно желая продлить контакт.

- Джаред.

- Привет, Джаред, - расплылся в неконтролируемой улыбке Дженсен, настолько по-детски все это звучало. – Ну, вот мы и познакомились.

Джаред кивнул и, как показалось Дженсену, смутился. Резко затараторил совсем иную историю о том, что он уже опаздывает и должен срочно отметиться у своего куратора, попутно поведав, что является практикантом на этом корабле, и о сложностях перемещения по главному отсеку по утрам. Дженсен не стал на этот раз его перебивать и на прощанье просто помахал рукой, пока неумолкающий Джаред вещал, что обязательно найдет его вечером и поможет обустроиться и познакомиться с нижней палубой, где размещалось такое количество торговых лавок, что можно было изучать разновидности жизни, населяющей вселенную по одним только торговцам.

Поняв, что не спросил в какой части корабля или хотя бы на какой должности проходит практику Джаред, Дженсен хотел было догнать своего первого знакомого на станции, но тот уже скрылся в образовавшейся в отсеке толпе.

***

До своей каюты Дженсен добрался без дополнительных приключений, починил очки и срочно закрылся ими от внешнего мира. Не смотря на то, что он всегда любил разгуливать без них, еще с тех пор, как прослушивал курс лекций Джеффри Моргана, известного в университете борца за ретро подход к знаниям и их усвоению, он понимал насколько опасно и банально глупо делать это. Тем более на орбитальной станции, служащей перевалочным пунктом для обитателей самых дальних уголков вселенной.

Вон, даже новый знакомый Дженсена, оказавшийся весьма милым парнем был загадкой за семью печатями. Встроенная в сетчатку энциклопедия всего обо всем и словарь в одном флаконе не просто не выдала информации о Джареде, она вообще молчала почти обо всех, кто встречался на пути.

А естественный страх перед неизвестным ещё никого не отпускал, так что Дженсен был беспредельно рад увидеть кучку красных маячков, зажёгшихся над головами прошедшей мимо компании. Зеленые надписи рядом с гуманоидами с совершенно не знакомых Дженсену планет и веселые голубые огоньки над почти идентичными людям инорасниками. Стоило ему уйти из отсека с каютами для практикантов на рабочие специальности, как красным замигал каждый второй мимо проходящий, обозначая все естественно опасные виды, известные на земле.

Похожих на Джареда Дженсен не встретил даже спеша в рабочие отсеки, где разнообразие зашкаливало чуть ли не сильнее, чем на нижней палубе. Конечно, хвостатых и рогатых встретилось множество, но то они были синими, то хвосты заканчивались разнообразными кисточками, то рога вились, угрожая перевесить своего носителя. Ну а белых хламид здесь вообще никто не носил, сплошная разномастно скроенная, но всегда черно-серая форма.

Дженсен успел отметиться на палубе технического обеспечения и получить распределение на обслуживание коллектора. Приступать к работе ему нужно было только на следующий день, так что он ещё пару раз пожалел, что не додумался вызнать у Джареда кто он и с чем его едят.

Раздумывая на эту тему, Дженсен направился на нижнюю палубу, которую и обещал ему показать единственный знакомый незнакомец на этой станции. Воспользовавшись подсказкой, он выбрал ларек с бекрукской пищей и, купив себе что-то похожее внешне на хотдог, а вкусом на овощной салат, уселся на одну из раскиданных по импровизированной торговой площади лавочек.

Закончив с едой и на всю жизнь вперед налюбовавшись перрианцами, которых на корабле было всемеро больше остальных рас, он уже подумывал пойти лечь спать, признавшись себе, что ждал Джареда. Непонятно зачем и каким местом он думал, допуская возможность, что тот найдет его на торговой площади два километра диаметром, особенно учитывая, что договоренности встретиться на ней у них не было.

Не успел Дженсен отлепить свою задницу от скамейки, как рядом плюхнулся парень в такой же как у него форме. В очках услужливо отображалась информация, которая в данный момент просто бесила. Он и без линз, определяющих расу мог понять, что этот парень человек. Мало какие гуманоиды настолько неотличимые внешне от людей так же глубоко погрязли в симбиозе с техникой. У самого Дженсена были заменены только внутренние органы, обычный для жителей земли набор: левый глаз (ему меняли, когда он уже поступил в университет, так что словари, энциклопедии и пятьдесят процентов скидки на органы), печень, левая почка, соединительные каналы, желудок, почти все железы и легкие. А вот у парня, подсевшего к нему, были заменены руки, что обычно случается после аварий или по спецзаказу. Дорого, очень дорого и парень тоже назначен в коллектор, что можно было прочитать на его нашивке, значит авария.

- Я Крис, - представился парень и, проследив за взглядом Дженсена, дополнил свое представление, - руки за счет станции. И да, это новейшая модель, но все равно с инвентарным номером. Когда же они перестанут наносить на внешние имплантаты татуировки? Ты то просто пялишься, а вот половина народа здесь конкретно стремаются.

Дженсен немного опешил от такого знакомства в лоб, но быстро взял себя в руки.

- Дженсен. И мне приятно, - он хотел было все-таки свалить, но природное любопытство сработало как всегда на ура. – А почему… стремаются?

- Ну, знаешь же, нас скоро будут считать техникой на орбитальных станциях и кто этим перианцам объяснит, что мы не заменяем мозг, что никаких зарегистрированных изменений в психике, что импланты служат дольше, но не бесконечно, что заменяй не заменяй, а двести лет - максимум… Ретрограды чертовы, а большинство станций принадлежит им! Я вот думаю свалить на Бекрукс. Жратва у них ничего, народ приветливый, планета не загаженая… если бы еще не нужно было минимум три члена, чтоб соответствовать стандарту! Так что одному туда валить как-то по-монашески получится…

Крис говорил много. Очень и очень много. Дженсен даже отключился где-то на середине его рассуждений о том, как тот встретит свою вторую половинку и уговорит перехать вместе с ним на Бекрукс. Но если Джаред говорил так много скорее от смущения, то Крис нес всю эту личную херню явно от долгого молчания. Возможно, на перрианской орбитальной станции действительно было сложно с общением, если ты больше, чем на половину не совсем создан природой.

Дженсен слушал в пол уха, наблюдал за мелькающими туда-сюда красными огоньками, даже не пытаясь запомнить, кто ими был обозначен, и не обратил внимания на внезапно замолкнувшего Криса, пока не раздался грохот.

Палатка с бекрукскими недохотдогами развалилась, как карточный домик, а рядом с ней, кверху хвостом, кто-то копошился, вероятно, пытаясь поднять продавца с пола, но на деле просто мешая ему, о чем тот громогласно и сообщал всем, в радиусе полумили. Над подозрительно знакомым хвостом гордо горел одинокий красный маячок.

- Ха, хорош саргасец! – Эффективно заменяя энциклопедию, просветил Крис. – Даром, что заканчивает практику и скоро будет назначен здесь пилотом, а все трется на нижней палубе, отдельно от сильных мира сего. Но оно и понятно…

С трудом отведя взгляд от плотного, словно канат, длиннющего и очень подвижного хвоста, Дженсен перевел взгляд на Криса, думая, спросить или не спросить.

- Как его зовут? – Все же решился Дженсен, но взглядом вернулся к парню, устроившему переполох и сейчас эмоционально извиняющемуся перед торговцем. Просто не верилось, что это может быть…

- Джаред.

В принципе Дженсену не нужно было слушать ответ, потому что парень уже распрощался полюбовно с торговцем, чей рабочий день на сегодня он закончил одним махом, и спешил к их скамейке. Ослепительно улыбаясь, он подошел к Дженсену и внезапно притихшему Крису, ероша волосы, чуть приоткрывая тем самым маленькие аккуратные рожки. Ошибиться было невозможно.

- Дженсен, извини, не смог вырваться раньше, - с ходу извинился Джаред. – Карлсон, кажется так? Как дела?

Дженсен ожидал, что ему будет сложно влезть в разговор даже с мылом, раз эти двое знакомы, но Крис только пискнул «Да лучше всех!» и под предлогом внезапно всплывшего в памяти дела сбежал уже через минуту, а на его место шлепнулся Джаред.

- Красивый пируэт, жаль я пропустил начало представления.

- Я спешил, - смутился Джаред, на его сильно загорелой коже было плохо видно, но Дженсену показалось, что он даже покраснел. – А этот бекруксец сам виноват…

- Дай помогу! Хмм, - Дженсен деланно задумался на две секунды и ещё веселее продолжил. – Вероятно, виноват он в том, что не смог телепортироваться вместе со своим прилавком с траектории твоего движения? Ты не пробовал повороты? Говорят, помогает не врезаться в кого попало.

Джаред раскраснелся ещё сильнее. По крайней мере так показалось Дженсену, а рожки его потемнели.

- Я просто не хотел опаздывать, меня и так не часто здесь ждут.

Дженсен хотел поинтересоваться, почему такого симпатичного парня с таким божественным телом не ожидает очередь, стоит тому закончить рабочий день, но решил, что это уже будет не флирт, а что-то вроде пьяного приставания в кабаке и вежливо промолчал. Джаред же его улыбку воспринял как предложение рассказать о том, как провел день, чем он и занялся, вместе с терминологией.

***

Свидание оказалось недолгим. Да и свиданием могло считаться лишь с очень большой натяжкой. Коммутатор Джареда зашипел раньше, чем тот успел поведать хоть что-нибудь интересней аппаратного обеспечения кабины пилота. Но не судьба. Видимо на этом этапе знакомства она желала, чтобы Дженсен знал об этом инораснике только то, что его тетушке ампутировали хвост. Ну, ещё Дженсен знал, что Джаред саргасец, но отнюдь не от него самого.

Стоило Джареду ретироваться на срочное собрание, о котором Дженсен тоже, естественно, не знал ничего, как пропал и интерес к сидению на нижней палубе. Поэтому он решил по старинке покопаться в бортовом компьютере, наверняка там можно было прочитать что-нибудь интересное о саргасцах. Он уже почти дошел до своей каюты, когда из ниоткуда вынырнул Крис и движением заправского похитителя затолкал Дженсена в какую-то не вовремя подвернувшуюся нишу. Судя по всему, один из аварийных проходов к коллекторам. Это единственное, что он успел отметить, прежде чем сделать подсечку и, развернув его своим телом, уткнуть мордой в стену.

- Эй! Чувак, это я! – Крис подал голос сразу же, но рефлекс сработал быстрее. Хотя Дженсен поспешно отпустил заломленные руки парня, тот все равно охнул от боли.

- Извини, я просто растерялся.

- Нормальные люди, когда теряются, впадают в ступор! – Крис растирал запястье, но поглядывал на Дженсена без злости. – В общем, у меня для тебя подарок.

Крис, немного поморщившись от боли в недавно заломленной руке, быстро выудил из кармана выпуклый пластиковый конверт и сунул его Дженсену в руки.

- Знаю, что это не положено, но я за три года работы здесь не видел ни одного саргасца, общающегося хоть с кем-нибудь не по службе. Так что держи и не подведи мою веру в межвидовые союзы.

Он подмигнул и уже через секунду скрылся из виду. Дженсен вышел из ступора только спустя полминуты, так и не обдумав, что имел ввиду Крис.

***

Подарок Дженсен открыть не успел. Стоило ему ввалиться в свою каюту, чертыхнуться пару раз на тему ахинейности всего происходящего и даже подумать, как бы так избегать обоих своих беспардонных знакомцев, когда поступил вызов. Подарок Криса полетел нераспечатанным на кровать, а мысли, что избегать Джареда не получится, потому что совсем не хочется – на потом.

Коммутатор вопил всё истеричней, но быстрее Дженсен бежать не мог, иначе рисковал свернуть не туда. Добравшись до места, он споро влился в ряды несчастных техников, так же как и он получивших самое не престижное распределение.

***

Кто-то из пассажиров спустил в коллектор венерины цветы, а те вместо того, чтобы мирно сдохнуть проросли по всей очистительной сети, ставя водоснабжение нижних палуб под вопрос, а очистительные сооружения просто ставя. Встали даже воздухоочистители, до чьего рабочего механизма успели дорасти цветы.

Спустя двенадцать часов, проведенных в защитном костюме, изничтожая зловредное растение, Дженсену не была бы интересна даже техногенная катастрофа на Земле, а уж что-то лопочущий Крис, образовавшийся то ли из воздуха, то ли из воображения самого Дженсена, и вовсе не воспринимался сознанием. Организм требовал сна, а автопилот, которому всегда было достаточно одной прогулки до дома, чтобы приводить себя в это место в любом состоянии, доставил Дженсена прямо в каюту не отвлекаясь на сопровождающих.

Вечером, на который была перенесена утренняя планерка, Дженсен клевал носом. Он ещё не влился в ритм жизни станции, как уже поучаствовал в аварии местного масштаба. Точнее в устранении, а лучше бы в самой аварии. Устраивать её было по-любому быстрее и виновник сейчас не стоял в шеренге с такими же больше похожими на зомби существами и не слушал об ошибках, допущенных при ликвидации венериных цветов. Дженсен даже подумал вздремнуть, как во времена бурной молодости – стоя, с открытыми глазами, когда строптивое сознание внезапно прогнало всю сонливость.

В отсек зашел Джаред. Конечно же, зашел не он один. С ним вместе, а если уж смотреть правде в глаза, то он с ними, вошла группа офицеров в бело-черной форме. Они не смотрели на не слишком ровные ряды рабочего состава, среди которых в четвертом и стоял Дженсен. Даже Джаред не смотрел. Он вообще казался отстраненным. Обычно подвижный хвост, если за день знакомства можно оценить каким обычно тот бывает, был напряжен и с каждым шагом Джареда совершал лишь скупые движения из стороны в сторону, на всю свою немалую длину.

Среди рабочих начались перешептывания и Крис, сначала державшийся обиженным вчерашним невниманием тут же его простил.

- Твой саргасец, глянь. Зачем он здесь?

- Он не мой и ты знаешь, как его зовут.

Крис окинул Дженсена подозрительным взглядом.

- У них не принято обращаться друг к другу по имени. По крайней мере, посторонние не обращаются, если инстинкт самосохранения работает более или менее. Никогда не знаешь, насколько обидчивым окажется твой собеседник.

- Не знал, - Дженсен с новым приливом любопытства стал разглядывать Джареда. И почему тот не имел ничего против? Да и сам именем представился… Может стоило все-таки влезть в справочник, мало ли во что он впутался, и пока не в курсе. - Ты его вчера по имени называл же?

- То было вчера, да и ты задал прямой вопрос. На обращение это не тянет. И я поставил тридцать кредитов на то, что он твой.

Дженсен хотел было подавиться воздухом и праведно возмутиться, а может даже задать все-таки пару десятков вопросов, когда заговорил, судя по цвету формы, старший из пришедших офицеров.

- Вчера шутка неизвестных лиц подняла на ноги весь обслуживающий состав станции. Все, от старших офицеров до уборщиков в две смены ликвидировали последствия, так называемой «шутки». Сегодня утром, в ангарах спасательных капсул были обнаружены те же венерины цветы, еще не успевшие разрастись, а потому быстро ликвидированные силами дежурной группы. Специалисты Талнаадского университета утверждают, что цветы попали на станцию в самый пик цветения, а потому изничтожить их будет крайне сложно. Смены будут изменены, дежурить будут все, включая старших офицеров.

Дженсен был уверен, что у этого не представившегося офицера в бумажке, по которой он читал, вызывая ностальгию у некоторых присутствующих, были ещё пара мотивационных строк, но думать о нем расхотелось, как только вперед вышел Джаред.

- Учитывая очаг распространения, можно предположить, что «шутники» проживают на нижней палубе, но Западная палуба с более высокопоставленными гостями также будет проверена. Я, Дж. П. Далеки буду возглавлять ревизионную группу. Мы проверим все уровни, отсеки и палубы не только в поисках виновников, но и возможных пропущенных очагов разрастания венериных цветов.

Речь Джареда вызвала в рабочих рядах гораздо больше волнения, нежели Дженсен ожидал. Многие перешептывались, а Криса просто разрывало, как ему хотелось, что-то рассказать, но он не решался. Вперед снова вышел их непосредственный начальник и начал зачитывать назначения на зоны. Четвертая группа, к которой был причислен Дженсен, снова попадала в нижний водный коллектор. Тихие, но от этого не менее раздосадованные вздохи прокатились по их ряду, превращая и так звучавшие шепотки в небольшой гул, а Дженсен решил, что теперь он может облегчить и жизнь Крису, которого просто рвало на куски от желания поговорить, и успокоить свое любопытство.

- Ну? Чего народ так запереживал? Я про тех, кто не получал назначения в местные нечистоты. Это тоже из-за того, что Джаред саргасец?

- Ты, конечно, второй день на станции, но почитал бы, что ли, про своего парня. Там про них кратенько, но в самую точку написано.

- Когда почитал бы? Я прибыл сюда вместе с неприятностями, так что времени не было.

- Все взволнованы тем, что будут проверять даже западную палубу, обычно считающуюся неприкасаемой. Хотя такие опасные шутки часто исходят именно оттуда.

- Почему?

- Это перрианская палуба. Исторически, так сказать. На всех «Герах» сначала строят так называемую Западную палубу, хотя отсек себе как отсек. Ну, больше всей остальной станции раза в три и всё. И эту Палубу никому, кроме перрианцев не отдают. На «Гере-3» на этой Палубе расположена их исследовательская лаборатория, на четвертой дипломатический корпус. Так и раскиданы все инфраструктуры по орбитальным станциям. А на нашей академия, в которой просто туча долбое… перрианских подростков. Это не первая шуточка, которую те устраивают, но ни разу никого не ловили. Не такие идиоты, чтобы быть застуканными на месте, а после подробное расследование не возможно. Перрианцев не обыскивают, не досматривают багаж, не перерывают их каюты. И черт с ним, что весь служебный состав корабля, от капитана до последнего уборщика сутки к ряду борются с очередной «шуткой». И вообще, ты половину этого можешь прочитать в очках, там должны всплывать ссылки, дай гляну, - не дожидаясь разрешения, Крис сдернул с Дженсена очки и надел.

- Ну да, конечно, бери, а то, что всех уже распустили и мы с тобой посреди палубы как два дебила – это ничего.

Дженсен хотел было отобрать свои очки, когда увидел спешащего к ним Джареда. И вроде бы он давно с ним в одном помещении и не подросток, чтобы сердце делало кульбит, когда тот, чуть не сшибая случайных прохожих, наконец, подошел к нему. Но, не прикажешь, как говорится.

И, конечно же, именно этот момент, смотрящий в пол, чтобы не мешали всплывающие комментарии, Крис выбрал для своей реплики:

- Ты их кокнул что ли?

- Нууу… - Дженсену ну очень не хотелось отвечать. Он сам не мог понять почему, но стоило ему протянуть это «нуу», как Джаред расплылся в своей очаровательной улыбке. Он только подошел и явно собирался поздороваться, но передумал, выразительно глянув сначала на Криса, а после на самого Дженсена.

- Почему у тебя здешний словарь?

- Да, как бы… - да, Дженсену совершенно точно не хотелось отвечать из-за Джареда. Тот улыбался так искренне, совершенно не насмешливо, а Дженсену все равно казалось, что у него на лбу написано «лох».

- Чинил в репликаторе?

- Один раз.

- Эх, чувак, с собой всегда нужно иметь свои крепкие алкогольные напитки, средства контрацепции и программное обеспечение. Хана твоим очкам, но пока можно и так, конечно, все равно тут легче по слухам учиться, - поставил окончательный диагноз Крис, и поднял взгляд. Взгляд-то поднял, а вот голова словно в плечи втянулась.

- А что ещё было? Я здесь не так давно практику прохожу, при мне впервые такой переполох, - Джаред задал вопрос Крису, но глаз не сводил с Дженсена. На секунду ему показалось, что недавно приобретенный друг не станет отвечать, а просто сбежит, не дав ни Дженсену, ни Джареду ни шанса на то, чтобы привыкнуть к смущающему обществу друг друга. И эта тупая мысль, само собой вытеснила более рациональное удивление нереально острому слуху Джареда. Получается тот слышал их с Крисом разговор будучи от них футов так за тридцать. А все потому, что Джаред смотрел ему в глаза, а казалось, что в душу.

- В прошлый раз это был веселящий газ на нижней палубе во время фестиваля, устроенного для Таалнадской конференции… в общем, не так катастрофично, но со стен и потолка мы их долго отдирали, а кто из них был в эпицентре и надышался капитальней всех, так их вообще у двигателей поймали. Они там топливом собирались похмеляться. Техники ещё долго удивлялись, вроде пить у них там нечего. В общем, жертв не было чудом.

- Так что изменилось? С чего в этот раз такое дознание? – Дженсен задал вопрос Крису, так же, как Джаред минутой ранее, глядя не в его глаза.

- Я. Меня здесь раньше не было. И ни одного саргасца до меня, готового пойти на сотрудничество, - улыбка Джареда немного померкла, а взгляд стал мутным. Если бы они были наедине, то Дженсен подумал бы, что это целиком и полностью его заслуга, но подозревать в плохо контролируемом вожделении мало знакомого инорасника в переполненном зале… было бы глупо, если бы Дженсен знал что-нибудь об этом инораснике. Он мысленно чертыхнулся, а Крис уже вслух добил.

- Парни, может, я пойду? Вы тут сами разберетесь, а у меня смена скоро начнется, а мне ещё ставку удвоить нужно.

Дженсен, был уверен, что взгляд, который метнул в сторону Криса Джаред, никому ещё ничего хорошего не предвещал. В принципе он даже готов был разнимать драку, знать бы ещё по каким правилам та будет проходить.

- Он твой друг? – вместо того, чтобы придушить Криса своим явно сильным и очень подходящим для подобного хвостом, спросил Джаред.

- Ну… да. Да, друг, - Дженсен никогда ещё не чувствовал такого смущения, говоря что-то подобное. Словно он не признавал хорошие отношения, а брал на себя ответственность за всю его жизнь.

- Тогда утрой, если хватит кредитов, - Джаред улыбнулся Крису и сделал шаг к Дженсену, как бы отгораживая его, давая понять, что разговор закончен. Дженсену бы разозлиться, такому проявлению симпатии, но Джаред был слишком мил и неловок, когда сделал это не сложное движение.

Из-за его спины послышалось удаляющееся:

- Чувак, я копил кредиты всю жизнь именно для этого случая.

Темная, цвета сильного загара, кожа Джареда не так уж хорошо передавала все оттенки смущения, но очевидно потемневшие рожки и взгляд, который тот все же спрятал, делая вид, что засмотрелся на что-то в стороне, сдавал его. Интересно, а сколько ему лет? Но этот вопрос подождет. Неплохо бы разобраться, во что вляпался. Для начала.

- Итак, Джаред, есть ли у тебя свободный час? Мне хотелось бы задать тебе ряд небезынтересных вопросов, - голос Дженсена прозвучал хрипло, удивляя даже своего обладателя, такой явно неуместной, вообще-то, реакцией.

***

Джаред предложил пойти на нижние палубы, перекусить, но у Дженсена и так оставалось совсем немного времени перед началом его смены, а откладывать «знакомство» ещё часов на шесть, а может и больше, кто его знает, когда начнутся облавы с Джаредом во главе, не хотелось. Вот Дженсен и предложил пойти к нему. Минимум времени на передвижение – максимум на разговор. Саргасец был взволнован, но согласился с энтузиазмом.

Дженсен даже ни разу не усомнился, стоит ли вести Джареда в свою каюту, безопасно ли оставаться с ним наедине, да он не подумал даже о банальном «не быстро ли». Разглядывал его исподтишка пока они шли по коридору. Даже успел удивиться, как умудрился не рассмотреть витиеватый узор на коже хвоста и задуматься о его чувствительности, пока пропускал Джареда вперед, открыв перед ним дверь своей каюты. Узор был и вправду чудным. Весь состоял из точек и даже линии, видневшиеся из-под форменной куртки, кажется, состояли из более маленьких точек. Конечно же, чтобы рассмотреть подробней нужно было бы встать сзади него на колени, сдвинуть куртку вверх, а может даже попросить снять штаны…

- У тебя здесь миленько. Та-а-ак… - Джаред замолк посередине предложения, слишком явно и слишком глубоко задумавшись, но вполне себе действенно вырвав Дженсена из захвативших его воображение смелых мечтаний, а может и планов. Как пойдет.

- Какой изысканный комплимент, - хмыкнул в ответ Дженсен и, расстегнув форменную куртку, повесил её на крючок у двери. Очевидное смущение Джареда он решил благородно не замечать, но для себя отметил плюсик к «планам». Секунду подумав, он решил, что умыться будет не лишним. И мозги прочистит, и время на формулировку вопросов будет. Может заодно перестанет думать яйцами, они же ещё даже не целовались. Да что там, о Джареде Дженсен знал лишь наименование его расы и общее трепещущее отношение окружающих к ней, так что действительно пора бы начать думать верхним мозгом. – Ты пока придумай подробности, а я умоюсь. Не успел перед сбором.

Дженсен скрылся в санузле, но намеренно оставил дверь открытой. Ни к чему терять из виду незнакомца, которого притащил в свою каюту после двух дней недознакомства.

- Да ладно тебе. Как могу, так и завожу разговор. А сонно-помятым ты мне нравишься чуть ли не больше, чем чисто выбритым, - Джаред проводил голодным взглядом обтянутую серой футболкой спину Дженсена, что не скрылось от того, и все же решил перейти к делу. – Так что за вопросы у тебя?

- Ждать пока я умоюсь нет никаких сил? Может, тогда просветишь меня, откуда здесь такие удобства в рабочих каютах?

- На станции используют стандартные перриианские очистители, чтобы все могли довольствоваться настоящей водой в душевых и кранах наравне с очистительными кабинами. Таким комфортом не могут похвастать никакие другие орбитальные станции. В этом же и причина наличия воды и кабин – исключительный комфорт, нигде больше не предоставляемый. Перрианцы любят пускать пыль в глаза. А голос можешь не повышать, я тебя и так прекрасно слышу.

Джаред повторно окинул комнату взглядом, зацепился за приоткрытую дверь, из которой виднелась крайне аппетитная филейная часть отчего-то замолчавшего Дженсена, заставил себя отвернуться и глянуть на стол. Ничего примечательного, только не разобранная сумка в углу, форменные куртки на крючках – типичная каюта землянина, если верить тому, что он успел прочитать. И никаких личных вещей.

- Значит, чрезвычайно чувствительный слух? – Дженсен вышел с полотенцем в руках, в слегка забрызганной водой, никакой по градусу сексапильности, футболке, а Джареда все равно тряхонуло возбуждением. Он мог поклясться в этом. Саргасец просто прилип к нему взглядом, не смотря на то, что только что украдкой изучал обстановку.

- Да, очень. А ещё обоняние. Я тебя так и нашел в первый день на нижней палубе. По запаху.

- Эм… понял. Я так полагаю, ты вовсю готов отвечать, даже, если я не успею задать вопроса? – Дженсен усмехнулся, чтобы скрыть смущение признанием Джареда, забросил полотенце обратно в санузел, давая себе передышку и возможность справиться с участившимся сердцебиением. Сделав мысленную засечку о странно возбуждающем факте, что его нашли по запаху, уселся на кровать. С размаху, ни разу не манерно, без капли намека. Он не собирался соблазнять Джареда, просто сесть в его комнате больше было некуда. Но на Джареда это подействовало так, словно Дженсен скинул штаны и, призывно расставив ноги, завалился дрочить. Он взгляд не мог оторвать. Дженсен даже занервничал, но тут саргасец одним плавным движением перетек к нему, немного заколебался, словно не хотел, словно стеснялся, но все же сел у ног Дженсена. Рожки его были абсолютно черными, хвост волнами дубасил пол, а сам он смотрел на ботинки человека. Дженсен уже даже собрался потрясти парня за плечо, а может даже и выставить из каюты под каким-нибудь более или менее правдоподобным предлогом, пока хоть что-то не узнает о саргасцах, больно странным было поведение Джареда. Но тот, пресекая обдуманные действия Дженсена, выпалил:

- Я отвечу на все, что ты даже не посмеешь спросить. Потому что я у твоих ног.

- Эм… Я вижу.

Дженсен действительно не смог придумать ответа умнее, а Джаред смотрел на него широко открытыми глазами, хлопал ресницами и выглядел растерянным… соблазнительным. В общем, хорошо так мешал Дженсену думать мозгами.

- Ты что, действительно ничего-ничего о саргасцах не знаешь? – Джаред задал этот вопрос с поразительным неверием, так что Дженсену стало основательно стыдно.

- Я не знал о их существовании, до знакомства с тобой.

- Хорошо, - Джаред выглядел смущенным и довольным. Его хвост по-прежнему хаотично и безостановочно двигался, а руки он незаметно передвинул ближе к коленям Дженсена, но все ещё не смел дотронуться. – Я не такой, как большинство саргасцев.

- Поверю на слово, ты уже понял, что я понятия не имею, какими вы должны быть, - Дженсен поощрил Джареда улыбкой. Может им действительно лучше знакомиться через контакт? Все равно, не смотря на то, что мысли притормозить посещали голову Дженсена, подумать о том, чтобы действительно притормозить не получалось. Он слегка передвинул ногу, чтобы его колено оказалось ближе к ладони Джареда, лежавшей на кровати совсем рядом. Напряженной настолько, что было заметно и без особого приглядывания.

- О, мы совершенно ужасны, - заговорчески улыбнувшись, сказал тот и все же передвинул руку к милостиво предоставленному колену. Заметил, принял приглашение. – Но я не стану признаваться во всем сразу, ты должен спросить. Сам же хотел. А если не спросишь, я сам сознаюсь. Потом.

- Ладно, - помедлив, Дженсен все же решил немного откинуться назад, уперся локтями в кровать. Этот нехитрый маневр дал ему возможность оценить впечатление, которое он производит на саргасца. В принципе, все очень устраивало Дженсена, Джаред целиком и полностью отвлекся на то, как обтянула ткань футболки его накачанный пресс и во взгляде его не было ничего кроме вожделения, рожки снова потемнели, а рот приоткрылся. Ему бы спросить о совместимости двух мужских особей их видов и не Джареда, а Криса. Хотя, лучше справочник. Но черт его дернул в этот раз подумать мозгом, который выше, хотя Дженсен уже сомневался в его расположении. – Расскажи мне о своей исключительности в отношениях с перрианцами. Что в тебе такого особенного?

Джаред сразу же отвлекся от приятного зрелища, стоило вопросу прозвучать. Дженсену на секунду показалось, что тот не ответит, но он лишь удобней устроился у его ног и, немного нерешительно, провел сложенными вместе указательным и средним пальцем по колену Дженсена, начиная говорить.

- А я буду вознагражден за честность? – Джаред спрашивал с интересом, значит все же скрывать ему было нечего, а интересовал его по прежнему гораздо сильнее сам Дженсен, а если уж уточнять, то его колено. Он даже смотрел не в глаза, а на него.

- Все, что угодно в пределах разумного, - со смешком пообещал Дженсен, с нетерпением ожидая ответа Джареда.

- У Саргаса множество спутников, большинство из которых – искусственные. Все они – военные базы. Огромный флот, развитая технология и сами по себе сильные воины. Саргасцы не знали пораженческих войн и перестали участвовать в конфликтах уже очень и очень давно. Мы мирная, но враждебная другим культурам раса. За наше невмешательство и довольно уединенный образ жизни все развитые космические коалиции предоставляют каждому саргасцу, по какой бы то ни было причине, решившему выползти с Саргаса права и привилегии не знающие аналогов. Мы же за это просто не должны убивать.

Дженсен ждал продолжения, но Джаред, не сказав больше ни слова, вернулся к поглаживанию его колена. То ли смущенный, то ли разозленный тем, что рассказал, он надавливал сильнее и прятал взгляд от Дженсена. А может и просто обиженный, что Дженсен решил снизить градус между ними таким вопросом.

- Кратенько, ничего не скажешь. Я должен после твоей пояснительной, как предполагалось, речи спросить о причинах таких прав, о том, как далеко они распространяются. Да я даже об истории вашей цивилизации вопросов так сотню должен задать, чтобы понять тебя полностью. И это я даже не упоминаю физиологию, на которую тоже не плохо бы было пролить свет.

Дженсен сказал это и понял. Джаред действительно был обижен. Все его тело кричало о желании, учащенное дыхание, может и было особенностью вида, но что-то подсказывало – нет. Просто Джареду хотелось от Дженсена других вопросов, а говорить о Саргасе ему менее интересно, чем трогать Дженсена через плотную ткань формы. К слову, это было взаимно. Наверное, стоило спросить как у них там на Саргасе с поцелуями, а то парень выглядел настолько трогательно и невинно, что жгучее желание лишить его этой невинности буквально пожирало Дженсена. И, совершенно точно, это будет более информативно.

- И, на который мне ответить сначала? – Джаред все-таки не понял, что Дженсен уже сменил вектор интересов.

-Может просто вкратце расскажешь все, что мне необходимо знать, и мы перейдем к поцелуям? Кстати, как у вас с ними? Губы в губы? Не запрещено? Не откусишь мне язык в процессе? Ты же читал что-то про землян, наверняка и на эту тему почитал, если я правильно расцениваю твой интерес к моей персоне, - Дженсен понимал, что слишком гонит, да и разговора у них совсем не вышло, и угловато все как-то чересчур, но сделать что-либо с собственным влечением в этому парню ничего не мог. Поэтому решил расслабиться, узнать только физиологические особенности и приятно провести время. Джаред вряд ли будет против.

Саргасец полностью оправдал надежды и быстро кивнул, облизнув губы, прежде чем ответить.

- Читал. Все так же как у вас. Детали несколько отличаются, но в целом все так же. Во всем, - с последними словами рожки Джареда, только-только вернувшие нормальный цвет снова потемнели и Дженсен окончательно уверился, что это такая версия стыдливого румянца.

- И как ты смотришь на то, чтобы закончить наш незадавшийся разговор на более приятной ноте? – Дженсен широко улыбнулся, когда Джаред невольно облизнулся, слушая его предложение.

- Могу думать только об этом, - честно признался саргасец, очередным слаженным плавным движением, поднимаясь с пола. На этот раз он не стал скромничать и садиться рядом, решив сразу забраться на Дженсена сверху.

А Дженсен лишь шире улыбнулся. Джаред гипнотизировал взглядом и просто чаровал своей звериной грацией. Его хвост вился в спокойных движениях и Дженсен даже не пытался сохранить видимость приличного человека, не трахающегося на первом свидании. Сначала осторожно он провел рукой по спине Джареда, глядя ему прямо в глаза. Тот не пугался и выглядел вполне довольным, поэтому Дженсен слегка обнаглев и явно спеша провел ладонью вниз, обхватывая основание хвоста, чувствуя выпуклости точек, составляющих узор, так заинтересовавший его ранее.

А вот Джаред явно испытал что-то новенькое, потому что гортанно вскрикнул и придавил его своим весом к кровати и что-то непонятное замурлыкал на ухо, и Джесен потерялся в ощущении горячего дыхания на шее.

- Только не говори, что вы делаете это хвостом, - хохотнул в конце концов Дженсен, чтобы хотя бы немного отстраниться, когда губы Джареда на шее стали ощущаться слишком горячо, слишком щекотно и совершенно не возможно, учитывая, что шея никогда для Дженсена не была эрогенной зоной.

- Нет. У нас вообще считается неприличным и… ненужным. У хвоста чувствительность самая низкая… Я и не знал, что так… - Джаред терялся в словах, прижимаясь пахом к бедру Дженсена, позволяя прочувствовать, что все физиологически действительно похоже.

- Ну, значит, испытаешь что-то новенькое, - Дженсен уже вполне наговорился на сегодня, поэтому просто и грубо притянул Джареда за шею в мокрый поцелуй.

Они целовались исступленно, Дженсену очень нравился темперамент Джареда, тот отвечал горячо, делал только то, чего хотелось Дженсену и буквально открывал секс заново. К примеру, Дженсену за все тридцать с лишним лет жизни ни разу не доставляло такого визуального удовольствия зрелище судорожно раздевающегося парня. Сейчас же он точно кончил бы секунд за десять, если бы взялся подрочить, пока Джаред не мог справиться с застежками на своей куртке.

А уж звуки! Джаред то ли поскуливал, то ли порыкивал и терся совершенно беспрерывно. То всем телом, то только членом, даже носом о шею, от чего Дженсена прошивало волной удовольствия. Он сминал Джареда в объятиях и уже готов был кончить от одних только этих обжиманий, когда в голову забралось навязчивое гудение.

Они оба не сразу поняли, что это коммутатор Джареда надрывается из последних сил.

***

- Чувак, ты выглядишь так, словно тебя ебали даже в поры, - в эту смену Крис работал с Дженсеном на одном участке. По доброте душевной эту работу он решил совместить с подработкой головной болью для Дженсена Эклза. Судя по недовольным взглядам начальства, с подработкой Крис справлялся в разы лучше.

- Сгинь. Вон, с твоей стороны снова ростки растут. На них лучше обрати внимание, - хмуро буркнул Дженсен и продолжил опрыскивать стены очистительного блока, в котором снова разрослись венерины цветы. Мерзкий сорняк не желал дохнуть в отличие от Дженсена, которой такого феерического облома, как с Джаредом не испытывал со школы. Они даже не подрочили друг другу по быстрому. Саргасец просто, или не очень, если Дженсен правильно воспринял то, как он красочно врезался в стену, вместо того, чтобы выйти в дверь, отлип от него и принял вызов с коммутатора, собрался и вылетел в неизвестном направлении. Дженсен был настолько удивлен, что даже не попытался прижать того к матрасу и вежливо попросить закончить начатое. Он вообще ничего не успел, а Джаред уже унесся, чуть не проделав в каюте новый выход.

- Да ладно тебе. Ну поделись впечатлениями, - ныл Крис, которого на волне любопытства не оскорбил бы и не остановил даже посыл на всеми любимый орган. – Что у него в штанах? Или они и правда хвостами трахаются? Или… слушай, ты такой хмурый, потому что у него три члена? Не удалось удовлетворить?

Дженсен решил, что он сможет смолчать и не убить Криса. Должен же поток ахинеи иссякнуть…

- Ну ты не огорчайся, можно же по очереди! – Крис не унимался, полностью забросив работу. – Или там дубинка вместо члена? Так это тоже поправимо, я тут журнальчик выписываю с новинками имплант-рынка и хирургии, так на Земле уже по шесть вагин на ногу вживлять научились, а уж очко расширить – расплюнуть!

- Я не поклонник кардинальной хирургии, - наконец не выдержал Дженсен. Если этому полудурку не ответить, то он же не отстанет. Завод не кончается, вечный, блядь, двигатель. – А про физиологические подробности почитай в энциклопедии или спроси у очевидцев.

- Эээ, Дженс, - затянул Крис, перекинул руку ему через плечо, явно намереваясь о чем-то по дружески просветить, но оказался умнее, чем периодически о нём думал Дженсен и под его тяжелым взглядом быстро исправился: - сен. Кх-кх, что-то пыльца этих сорняков в горло забилась.

- Постучать? – Вероятно, предложение Дженсена было воспринято, как предложение переломить хребет, хотя он уже и не испытывал подобного желания.

- Нет, не стоит, - Крис даже убрал руки с плеч, хотя и не думал отстраняться. – Но о чём я. Знаешь, очевидцев-то нет. И ни одной просветительской статьи на тему, а любопытно, просто жуть. Мы даже ставки делаем всем кораблем с тех пор, как здесь Джаред появился.

- На что? – Дженсен уже не первый раз слышал про эти ставки, но в прошлый его гораздо сильнее интересовала возможность уединиться с Джаредом хоть где-нибудь, коею для себя он прикрывал желанием разобраться в ситуации, хотя стоило бы кончать врать хотя бы себе. В людях или инорасниках (тут он мог бы хвастаться, ему было все равно, он опасность оценивал внутренним радаром) он разбирался интуитивно, не был любителем разговоров по душам, не желал постоянных отношений. Джаред просто заинтересовал его своей… даже не загадочностью. Он был прост как железная балка, если смотреть в его глаза, при этом Дженсен не имел ни малейшего понятия, где эта балка прикреплена и всё это вместе интриговало пуще самого грамотного флирта.

- На секс, на что ж ещё?

Дженсен даже слюной подавился, так жизнерадостно прозвучал в общем-то очевидный ответ Криса.

- А подробней?

- Подробней, - Крис почесал в загривке насадкой пульверизатора, которым должен был бы сейчас орудовать. – Да как обычно. На любые подробности. Я вот поставил на то, что он будет трахаться с тобой. Эту ставку я и утроил. А остатки денежных средств и кое что заняв, поставил на то, что он будет сверху.

Рожа Криса была настолько хулиганской и мальчишеской, хотя второе лишь благодаря особенностям замены органов в подростковом возрасте, что Дженсен даже возмутиться последним его предположением не смог. Чувствовал, что получит излишне подробную логическую цепочку, а это не факт, что легко будет выдержать. Поэтому он нейтрально поинтересовался:

- А как вы выясните, как все прошло и прошло ли?

- Элементарно, - словно ожидая только этого вопроса, чтобы снова отвлечься и выключить опрыскиватель, встрепенулся Крис. – Джаред сам все и расскажет, перрианца какого-нибудь из рабочего состава попросят засвидетельствовать, что говорит правду и все. Готово!

- С чего вы взяли, что он захочет что-то рассказывать? – Дженсен не успел подумать, а уже говорил, иррационально обидевшись за Джареда, хотя тот ему пока даже не любовник. Даже не одноразовый любовник! – Он стеснительный, насколько я посмотрю.

- А ещё не шибко общительный, это мягко говоря, но все время своей практики, сколько существует тотализатор, уносит ежемесячно кассу. Каждый раз ставит на то, что в этом месяце всем выйдет обломинго, - Крис помахал перед лицом Дженсена руками, очертил пальцами замысловатые и совершенно непонятные узоры, словно пытаясь нарисовать в воздухе это самое «обломинго». – К нему уже и профессиональных шлюх разных мастей подсылали. И почти весь пилотный состав откровенно предлагал перепихон в кабине звездолета.

- Из-за какой-то ставки? – Дженсен в это просто не верил, что и отразилось на его лице. Правда, не верил он и в то, что Джаред оказался конфеткой с весьма неожиданной начинкой, но поговорить об этом с Крисом точно не был готов.

- Из-за того, насколько он богат, внешне шикарен и принадлежит к касте, котируемой, наверное, в любом самом глухом уголке вселенной. Я уже молчу о том, что связавшись с ним появляется возможность побывать на Саргасе, куда всем остальным закрыта дорога. Это ж ахуеть что вообще!

- Ушам своим не верю… - Дженсен даже не знал, что добавить. Зато теперь понимал, отчего Джаред такой необщительный. У них одна встреча наедине по романтичности переплюнула все предыдущие опыты Дженсена с парнями, так что ему, такому романтику, наверное, банально тяжело чувствовать себя самым желанным телком на ярмарке. Дженсен даже подумал попытаться объяснить это Крису, тот был явно не плохим парнем и понял бы, но что-то изменилось.

Крис весь сжался и срочно включил опрыскиватель, направляя его, правда, совсем не на сорняки, а на очищенную часть.

- А я не верю своим глазам. Эклз, Кейн! Час штрафа! Вы тут уже не меньше натрепались, так что можете считать, что просто опоздали на смену или получить вычет в зарплату. У нас тут экстренная ситуация, между прочим! – Продолжая выкрикивать, начальник смены отошел от них так же быстро, как подкрался. А Дженсен порадовался, что сердце у него и от рождения хорошее, а если что – заменит.

- Вот козел, - совершенно не взволнованный Крис все-таки приступил к работе. А Дженсен сделал себе заметку, что и друга на этой станции он завел себе с сюрпризом.

***

В свою каюту Дженсен перся качественно заезженным и ни о каких романтических приключениях уже не думал. Лишний час смены был за пределами добра и зла. Чертовы сорняки проросли в узкие служебные проходы около спасательных капсул и, в каждый из трехсот четырнадцати коридорчиков, было выделено по одному рабочему. В число счастливчиков, естественно, попали Дженсен с Крисом, хотя работы планировалось не меньше, чем на два часа. Конечно же, им заплатят за эту переработку более, чем хорошо, как за три отработанные смены, но ничто не окупит два часа борьбы с возникающей клаустрофобией и вредителями. Даже коллекторы были местом поприятней, чем коридорчик два метра на семьдесят сантиметров, наполненный растущими на глазах растениями.

Так что причины приуныть у Дженсена были. А вот у Криса, плетущегося рядом, видимо, нет. Отдохнув минут пять, он снова принялся выяснять у Дженсена «было у них с Джаредом или нет».

Дженсен решил молчать в лучших традициях партизан, так как сначала хотел бы задать Джареду два вопроса: сколько он поставил на то, что в этом месяце у него не будет траха и насколько ему жалко этих денег, потому что месяц-то только начался… Хотя, один вопрос у него припасся и для Криса.

- Что значит выражение «Я у твоих ног»? – Дженсен беспощадно перебил Криса посередине очередной версии о физиологии Саргасцев.

- Что кто-то сел или лег у твоих ног. Что ж ещё? Конечно, если в прямом смысле. В романтическом же…

- Да нет же. У саргасцев это выражение что-то означает, если в этот момент он и вправду уселся у твоих ног, - Дженсен немного разозлился на Криса за непонятливость, а на себя за то, что спросил.

- Да откуда ж мне знать? Меня зовут Крис Кейн, а не Инструкция по обращению с саргасцами для чайников.

Из довольно пустынных коридоров для персонала они вынырнули на нижнюю палубу. Крис замолк, в очередной раз доказывая, что мозгов у него сильно больше, чем он желает показать. А усталость навалилась всеми восьмью часами тяжелого физического труда. С ломотой в ногах мирили только полутора суток отдыха, маячившие впереди.

***

Придя к себе в каюту, Дженсен не рухнул в кровать, а уселся общаться с компьютером, сразу после душа. Мысли немного прояснились, вопросы так и не сформировались, поэтому он просто открыл все файлы с упоминанием саргасцев, что были в свободном доступе.

Афигев от количества он тут же закрыл все, связанное с военными действиями, потому что не готов был читать три миллиона документов. Осталось меньше сотни.

Небезынтересным оказалось чтиво из газеты пятидесятилетней давности, где автор статьи со всех боков описывал дело об ограблении торгового корабля, а в самом конце намекнул, что на борту этого самого корабля был саргасец, чье присутствие должно было отвадить любого налетчика, если только они не в сговоре.
Еще около двадцати документов были своеобразным ответом от других газет на эту, как описал её некий Фернандо До, резонансную статью, способную пошатнуть устои, а может и все мирное существование содружества республик и коалиций независимых планет. Интересней всего же было интервью с тем самым саргасцем. Короткое, украшенное одной маленькой фотографией, на которой в белом балахоне сидела маленькая чертовка. Она была укутана не хуже Джареда в первую их встречу, но глаза и гораздо более выдающиеся, нежели у него, рога создавали образ в воображении. И этот образ не был безобидным. Репортер в статье задавал девушке уже малопонятные Дженсену вопросы, видимо имевшие вес в той части вселенной, где все и произошло, или пятьдесят лет назад. Временные рамки были по прежнему непобедимы, в отличие от пространственных.

Саргаска, чье имя не называлось, отвечала скупо, на вопрос о выводах мистера До рассказала перрианскую сказку о юной деве и первой брачной ночи. Дженсен даже симпатией проникся к особе, вещающей репортеру о страхе юной перрианки перед сексом с тем, с кем ей придется спать более одной ночи. Она осудила ту за бесконечный страх, помешавший стать женой, а репортер устал задавать политические вопросы, на которые та отвечала посылами к уже рассказанной сказке. В конце же, на прямой вопрос отчаявшегося репортера о том, что произошло на торговом корабле на самом деле, она ответила настолько просто и ясно, что можно было подумать будто не она наводила туману сказками до этого. Саргаска назвала свой рост – 4 фута и девять дюймов, позволила себе оставить вес в секрете и сказала фразу, заставившую Дженсена очень внимательно прочитать все остальные документы. Саргаска утверждала, что она мала для своей расы и хотя способна защитить себя и небольшой отряд, но спасти целый корабль от ограбления не смог бы и крупный взрослый саргасец, когда он один. Было бы их двое, и об ограблении никто бы не узнал, если бы они были причастны.

В остальных документах вообще не было ничего путного. Кое-где было откровенное вранье, но Дженсен с удовольствием дочитал маленький порнографический рассказ, неизвестно как затесавшийся в бортовую библиотеку. В нём не менее безымянный, нежели девушка из статей, саргасец в шестнадцати разных позах трахал Унтир и Зайена, брата и сестру, наполовину перрианцев, а наполовину таалнадцев, этим автор объяснял непрозрачную зеленую кожу инцестуально настроенных родственничков. Но сам рассказ был горяч, вышеупомянутый саргасец имел обоих одновременно: одного членом, другого хвостом. Были оприходованы все дырки, имеющиеся в теле Унтир и Зайена, саргасец громогласно приказывал обоим облизывать его хвост, потому что тот очень чувствителен и вообще порно было горячим. Но закончилось все трагично. Унтир приревновала саргасца к Зайену, потому что того тот трахнул членом девять раз, а её лишь семь и убила саргасца, чтобы тот не достался никому.

На сей печальной ноте Дженсен заснул. Причем прямо на месте, скрючившись на неудобном кресле, мордой в стол.



продолжение в комментариях

URL записи

URL
   

Небо в горошек

главная